Московские парки

Путеводитель по лесопаркам и заповедникам столицы

Архангельское

История

Вестибюль

«Бывали ли вы в Архангельском?– Ежели нет, поезжайте ...»– писал А.И. Герцен после посещения усадьбы в 1833 году. Создание дворцово-паркового ансамбля Архангельского относится к 80-м годам XVIII века – времени расцвета усадебного строительства в Подмосковье. Московские вельможи, стараясь не отставать от Петербурга, вокруг которого появлялись великолепные резиденции, строили в окрестностях старой столицы блестящие парадные усадьбы. К их числу принадлежит и Архангельское.

Архангельское, расположенное на высоком берегу Москвы-реки в двадцати километрах северо-западнее столицы, занимает совершенно исключительное место среди многочисленных подмосковных усадеб. Здесь садово-парковое искусство сочетается с превосходной архитектурой и искусным декоративным оформлением внутренних помещений.

Высокая въездная арка ворот с ажурной чугунной решеткой ведет к парадному двору, внутри которого возвышается большой дворец. С двух сторон к нему примыкают колоннады, заканчивающиеся флигелями. Просторный двор, зелень вековых деревьев, стройные белокаменные колонны, спокойная желто-золотистая окраска дворца и флигелей производят впечатление торжественности и строгости. Дворец был построен по проекту французского архитектора Шарля де Герна в 1780-1790 годах. Композиция дворца довольно проста – прямоугольное двухэтажное здание, крытое железом на четыре ската. В центральной части над крышей высится бельведер. Обилие застекленных дверей и окон свидетельствует о том, что это – летний дворец. Характерной особенностью архитектуры дворца является наличие многочисленных колонн. Они имеются на всех фасадах, придавая достаточно монументальному зданию легкость и изящество. В центре главного и боковых фасадов четыре римско-ионические колонны образуют портики. Колоннады из четырнадцати пар тосканских колонн организуют переходы от северного фасада дома к флигелям. Такие же парные колонны, у основания которых разместились большие мраморные львы, поддерживают балконы верхних этажей. Шесть стройных колонн на южном фасаде украшают двери выступающей полуротонды. И наконец, восемь парных римско-коринфских колонн, на которых лежит круглый гладкий фриз и легкий карниз с балюстрадой, обрамляют бельведер.

Украшением дома являются четко выделяющиеся на золотистой глади стен белые наличники и пояс, подчеркивающий деление его на два этажа. Таким мы видим дворец сегодня. Но немало событий выпало на его долю за почти двухсотлетнюю историю.

Строительство дворцово-паркового ансамбля в Архангельском было начато князем Н.А.Голицыным (1751 – 1809) в 80-х годах XVIII века. Молодой богатый вельможа решил выстроить в своей подмосковной вотчине вместо старого деревянного дома, поставленного еще в 30-х годах XVIII века его дедом Д.М.Голицыным, новый большой дворец. Д.М. Голицын (1665-1737) был образованнейшим человеком, известным государственным деятелем петровского времени. В 1730 году он возглавил Верховный тайный совет и как представитель старинной родовой аристократии выступил за ограничение власти императрицы Анны Иоанновны. После неудачи заговора «верховников» князь большей частью жил в имении, почти не участвуя в делах. Вынужденный постоянно поселиться в Архангельском Голицын построил западнее старой усадьбы новый двухэтажный дом на тринадцать покоев с живописными шпалерами на стенах, с печами из голландских изразцов и залом с камином. Но самым ценным в доме было книжное собрание, куда входили русские летописи и редкие издания европейских авторов. Перед домом росли фруктовые деревья, но это был уже не сад, а скорее парк, разделенный на восемь прямоугольников «першпективными дорогами», обсаженными кленами и липами. Однако новому дому не суждено было долго прослужить хозяину. Императрица Анна Иоанновна не могла простить Д.М.Голицыну участие в деятельности «верховников». В 1736 году он был арестован, заточен в Шлиссельбургскую крепость, где вскоре и умер. Имение, а вместе с ним и знаменитая библиотека «на чужестранных диалектах, також и переведенных на русский язык, около 6000 книг» были конфискованы.

Работы по благоустройству усадьбы были продолжены, как уже указывалось, лишь при его внуке Н.А.Голицыне, когда и началось сооружение существующего ныне дома. Н. А. Голицын умер, не завершив постройки, а вдова его в 1810 году продала имение князю Н.Б.Юсупову. Таким образом, строительство дворца растянулось почти на тридцать лет.

Новый владелец Архангельского – потомок ногайских ханов Николай Борисович Юсупов (1751-1831) – богатейший вельможа, коллекционер и дипломат – был прекрасным знатоком и ценителем искусства. Начало своим многочисленным коллекциям он положил во время более чем двадцатилетнего пребывания за границей, где познакомился и сблизился с многими видными художниками, философами и поэтами: Вольтером, Грезом, Давидом, Дидро. Занимая должность директора императорских театров и Эрмитажа, князь часто по поручению царского двора заказывал картины, скупал статуи, геммы, не забывая при этом о пополнении собственных собраний. Приобретая Архангельское, Юсупов стремился превратить его в роскошную парадную усадьбу, где смог бы «щеголять» своим богатством и вкусом. Он указывал управляющим: «Заводить что редко, и чтобы все было лучше, нежели у других». Хозяин усадьбы, не задумываясь, отдавал подобные распоряжения, ибо его миллионный годовой доход создавался даровым трудом свыше двадцати тысяч крепостных. Для размещения коллекций Юсупов спешит закончить отделку Большого дома. Но два происшедших в одно десятилетие события – война 1812 года и пожар 1820 года – приостановили строительство и работы по украшению дворца. Донесения того времени свидетельствуют: «Во многих рамах стекла перебиты, а иные двери и рамы изломаны, полы во многих комнатах подняты, словом сказать, как взойти в дом и взглянуть на все с чувством, то надобно ужаснуться».

После изгнания французов и усмирения взбунтовавшихся местных крестьян строительство усадьбы и восстановление дворца были продолжены. Архивные документы называют имена тех, кто принимал участие в этих работах: московские архитекторы И. Жуков, О. Бове Е. Тюрин, С. Мельников, крепостные мастера В. Стрижаков с помощниками – И. Боруновым, Ф. Бредихиным, Л. Рабутовским, живописцы М. Полтев, Е. Шебанин, Ф. Сотников, И. Колесников. Так, в течение шести лет под руководством талантливого крепостного архитектора В.Я. Стрижакова было закончено строительство дворца и перестроено несколько залов, создан переход над колоннадами из дома в библиотеку, сооружена въездная арка. Но в 1819 году напряженная работа, а затем болезнь оборвали жизнь двадцатисемилетнего зодчего. Смерть Стрижакова, безусловно, отразилась на дальнейшем ходе строительных работ в Архангельском. Особенно ощутимо сказывалось его отсутствие и после пожара 1820 года, когда отделка дворца затянулась на несколько лет. Пожар уничтожил полы, рамы, двери, повредил росписи, картины, скульптуру, мебель. Но все же основные коллекции удалось спасти. Восстановлением дворца руководил Е.Д.Тюрин. Было привлечено много «вольных» мастеров: плотник Осип Иванов, каменщик Иван Лазарев, паркетчик Семенов... В результате проведенных работ интерьер Большого дома приобрел иной, «ампирный» облик. С тех пор сам дворец сохранился почти без изменений, чего нельзя сказать о придворцовых флигелях и закрывающих их кулисах. В 30-е годы XIX века флигели были перестроены на три этажа, а спустя два десятилетия появилась новая роспись на кулисах – пейзажи заменили изображения муз. Одновременно со строительством дворца создавался парк. Его регулярную часть составили две террасы, выполненные по проекту итальянского зодчего Джакомо Тромбаро, и большой партер с прилегающими к нему боскетами. Современный вид террасы приобрели в 1829 году после капитального ремонта, произведенного архитектором В.Г. Дрегаловым.

От южного фасада дворца открывается необычайно красивая панорама. Террасы, очерченные ажурными балюстрадами с многочисленными беломраморными скульптурами, спускаются по склону к уходящим лесным далям. В парке насчитывается около двухсот мраморных изваяний преимущественно работы итальянских мастеров XVIII – начала XIX века, среди которых есть прекрасно исполненные копии с античных оригиналов. Как правило, это изображения римских императоров, мифологических героев, богов.

С верхней террасы особенно ясно виден принцип создания ансамбля с регулярным парком. Он выражается в четком осевом построении всего комплекса, симметричном расположении газонов и аллей, размещении скульптур, в удивительной гармонии архитектурных объемов. Центральная аллея являет собой главную ось симметрии дворцово-паркового ансамбля. Начинаясь с Московской дороги, она «проходит» через парадный двор, Овальный зал дворца, въездную арку ворот и «выходит» на центральную аллею верхней террасы. Широкая лестница ведет на нижнюю террасу, украшенную по обеим сторонам скульптурными изображениями. Эта терраса вдвое больше верхней и более живописна. Композиционным центром ее является фонтан «Амур с дельфинами» итальянской работы. Повсеместное увлечение пейзажными парками в конце

XVIII века сказалось и в Архангельском. Здесь, на нижней террасе, прямоугольные зеленые партеры окружены деревьями и кустами, тенистыми аллеями, создающими иллюзию естественной природы. Регулярную часть парка окружили густые рощи с романтическими названиями «Аполлонова», «Малиновая», «Магометова» ... Со второй террасы двухмаршевая лестница спускается к партеру, образуя грот с парными гермами у входа, в глубине которого – статуя Венеры Медицейской. Стена большой террасы, в летнее время увитая зеленью винограда, замыкается с двух сторон руинными арками. Балюстрада украшена парными бюстами античных героев, философов, императоров и полководцев – «знаменитых мужей» древности: Демокрита, Цезаря, Августа.

Экспертиза
Новый удобный хостел достойно представляет гостиницы города Перми. Хостелы хороши тем, что проживание в них намного дешевле, чем в гостиницах. Хорошо селиться в хостелах большими компаниями.